рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион

Генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион - раздел Военное дело, Методические указания для самостоятельной работы. Внутренняя и внешняя политика России накануне войны ...

П.И. Багратион, родился в 1765 г. происходил из древнего рода грузинских царей Багратидов, его дед, царевич Александр, переехал в Россию в 1757 г., имел чин подполковника. Отец Иван Александрович служил в Кизлярской крепости и вышел в отставкув чине секунд-майора. Петр Багратион в 17 лет был определен Г.Потемкиным в Кавказский мушкетерский полк сержантом, принял участие в экспедициях против чеченцев, в одном из боев получил тяжелое ранение, оказался в плену, но горцы вернули его в русский лагерь без выкупа из признательности к отцу Багратиона, оказавшему им какую-то услугу. С Кавказским мушкетерским полком участвовал в русско-турецкой войне 1787 - 1791 гг. В 1788 г. под знаменами Потемкина бесстрашно проявил себя при штурме и взятии Очакова.

В 1793 г. Багратион перешел в Софийский карабинерный полк, с которым действовал в Польше против повстанцев; состоял под началом Суворова, за мужественный и честный характер заслужил большое уважение и симпатию полководца. «Князь Петр», как по-своиски называл Суворов Багратиона, стал его незаменимым помощником в Итальянском и Швейцарском походах 1799 г. против французов. В Итальянском походе генерал-майор Багратион во главе авангарда русско-австрийской армии взял штурмом крепость Брешиа, овладел городами Бергамо и Лекко, отличился в трехдневном сражении на берегах рек Тидоны и Треббии; был дважды ранен, но не покидал войск. В сражении у Нови Суворов возложил на него проведение удара, решившего исход битвы. За участие в Итальянском походе фельдмаршал подарил князю Петру свою шпагу, с которой тот не расставался до конца жизни.

В легендарном Швейцарском походе через Альпы Багратион шел в авангарде армии Суворова, прокладывая путь войскам в горах и первым принимая на себя удары противника. При атаке Сен-Готардского перевала сумел через скалы зайти в тыл французов, и перевал был взят. После преодоления Чертова моста боями проложил дорогу в долине Клюнталь. Командуя арьергардом, прикрывал выход русско-австрийской армии из окружения, 6-й егерский полк, составлявший бессменное ядро его отряда, окончил кампанию в составе всего шестнадцати офицеров и трехсот солдат. В Швейцарском походе Петр Иванович был в третий раз ранен.

С 1800 г. Багратион являлся шефом лейб-гвардейского егерского батальона, начало которому в 1792 г. положил, тогда еще наследник престола Павел Петрович, и переформировывал его в полк. С началом военных действий Австрии и России против Франции в 1805 г. Багратиону был вверен авангард армии Кутузова. Из-за неудачных действий австрийцев русская армия дважды оказывалась перед угрозой окружения, и дважды авангард, становясь арьергардом, геройски прикрывал отход основных сил Кутузова. Особенно в трудном положении русская армия оказалась после сдачи австрийцами Вены, и Кутузов, уводя войска маршем от Кремса к Ольмюцу, приказал Багратиону: «Лечь всем, но задержать врага». Дав клятву устоять, доблестный генерал с 6-тысячным отрядом весь день 4 ноября под Шенграбеном сдерживал натиск впятеро превосходившего его противника. Лишь получив сведения о благополучном отходе русских войск, он штыками проложил себе путь через кольцо окружения и присоединился к Кутузову, при этом привел еще пленных и принес захваченное знамя. За этот блистательный подвиг он был удостоен чина генерал-лейтенанта, а 6-й егерский полк, вновь составлявший основу его отряда, первым из полков русской армии получил в награду серебряные трубы с Георгиевскими лентами. В неудачном для России и Австрии Аустерлицком сражении 20 ноября 1805 г. его отряд, действуя на правом фланге союзной армии, смог устоять перед натиском французов, а затем прикрывал отступление расстроенной армии. За Аустерлиц Петр Иванович был пожалован орденом святого Георгия II степени[71].

В русско-прусско-французской войне 1806 - 1807 гг., как и в предыдущей, Багратион командовал авангардными и арьергардными отрядами в зависимости от того, наступала или оборонялась русская армия. И вновь на фоне малоудачных действий союзных войск он выделялся искусством биться по-суворовски, неоднократно отличался в сражениях и боях. 2 июня 1807 г во Фридландском сражении, ставшем в войне последним, он со шпагой в руках в одном ряду с содатами сражался с противником. Затем 5 суток со своим отрядом прикрывал отход союзных войск. Наградой ему стала золотая шпага, осыпанная алмазами, с надписью «За храбрость».

В 1808 г. Багратион, был отправлен на войну со Швецией (1808 – 1809 гг.), 21-я пехотная дивизия, которую он возглавлял, в феврале - марте провела ряд удачных сражений и боев, заняла города Таммерсфорс, Бьерсборг, Або, Вазу и Аландские острова. После отдыха в России Багратион осенью 1808 г. вернулся в Финляндию, где приближался решающий период войны. План Александра 1 предусматривал ускорить победу над шведами путем смелого движения русской армии через Ботнический залив к берегам Швеции. Считая, что поход в зимнее время, по льдам и глубокому снегу, невозможен, главнокомандующие русской армией - сначала генерал Буксгевден, затем Кнорринг, а за ними и другие генералы высказывались против такой операции. Багратион же сказал военному министру Аракчееву, присланному руководить походом: «Прикажите – пойдем». Командуя одной из трех колонн, он успешно преодолел сложнейший путь по замерзшему заливу из Або до Аландских островов, за 6 суток занял их, а авангардный отряд Кульнева достиг шведского берега. Дальнейший ход войны завершился победным для России мирным договором.

Еще не завершилась одна война, как Багратион, произведенный в генералы от инфантерии, был назначен командовать Молдавской армией в войне с Турцией. Ему не дали передышки не столько из-за трудностей в борьбе с турками, сколько в силу привходящих обстоятельств: знаменитым «генералом-орлом» увлеклась молодая великая княжна Екатерина Павловна (сестра Александра I), и члены императорской фамилии сочли необходимым побыстрее удалить от нее Багратиона.

11 августа 1809 года Молдавскую армию возглавил князь П.И. Багратион[72]. Новый главнокомандующий тщетно пытался отыскать общий план действий русских войск, т.к. А.А. Прозоровский его просто не разработал. Единственно, чем мог руководствоваться П.И. Багратион – это Высочайший рескрипт от 10 мая 1809 года, в котором речь шла о стремительном наступлении на Константинополь[73].

Лето заканчивалось, нужно было торопиться. Петр Иванович, разрабатывая план кампании, был вынужден поставить более ограниченную и реальную цель: разбить противника южнее дельты Дуная и подойти к Силистрии, в этом районе русские оказывались на правом фланге войск верховного визиря, а если бы он перешел Дунай, то корпуса М.И. Платова, А.П. Засса, М.А. Милорадовича и отряд Е.Н. Гартинга угрожали бы тылу войск противника.

Нехватку личного состава на правом берегу Дуная П.И. Багратион хотел компенсировать быстротой передвижений, которая создавала у противника иллюзию многочисленности русских сил. Именно казаки своей вездесущностью производили нужное впечатление в глазах Юсуф-паши. Великий визирь, располагая более многочисленными войсками, опасался действовать решительно и быстро, откладывая наступление на Бухарест и в глубь Большой Валахии.

Выполняя распоряжение главнокомандующего, 14 августа корпус Е.И. Маркова осадил Мачин. Генерал-лейтенант располагал: 9ю батальонами пехоты, 11ю эскадронами драгун и гусар, 8ю орудиями конной артиллерии, 2мя мортирами, 4мя – 12ти фунтовыми орудиями и 6ю осадными пушками, а так же двумя сотнями донских казаков[74]. Однако, в рапорте П.И. Багратиона № 897 от 19 (31) августа 1809 года говорится о 125 донских казаках[75].

Обстрел крепости продолжался с 16 по 17 августа, затем подошла русская флотилия, усилившая огневую мощь нашей артиллерии. Прибыл и сам П.И. Багратион. Не прекращающаяся канонада заставила турецкий гарнизон сдаться. Нужно отметить, что Мачин был первой крепостью, которая капитулировала безоговорочно[76]. В плен сдались 338 человек, трофеями стали 13 орудий, 80 тысяч снарядов и патронов[77].

17 августа корпус генерал-лейтенанта М.И. Платова окружил Гирсов. В крепости находилось 30 орудий, а гарнизон насчитывал более тысячи человек[78]. А вот регулярные войска М.И. Платова уступали по численности корпусу Е.И. Маркова. У Донского атамана было 6 батальонов пехоты, 15 эскадронов кавалерии, 2 полковых орудия, но зато 9 донских казачьих полков и 12 орудий (рота) донской конной артиллерии (все орудия малого калибра)[79]. 18 августа начался обстрел укреплений Гирсова. Матвей Иванович требовал сдачи крепости. Турки соглашались лишь на условии свободного выхода (с вооружением и знаменами). Войсковой атаман не мог на этой пойти и поэтому осада и обстрел крепости продолжались. Тем временем, казачьи полки, входившие в состав его корпуса, активно действовали не только в окрестностях Гирсово, но и на значительном удалении от него. Они рыскали у Троянова вала, у Черновод, с их помощью поддерживалось сообщение между корпусами Е.И. Маркова и М.И. Платова. Донцы искали противника, но везде, где они появлялись, турки разбегались[80].

Великий визирь Юсуф-паша, чтобы приостановить русское наступление, послал к Троянову валу около 8ми тысяч человек под командованием Сераскира Дуная Хозреф-Мехмеда-паши. Последний расположился у города Рассеват в 5ти верстах от Троянова вала и выслал вперед отряды на разведку. Они столкнулись с партиями донских казаков. Один из них был разбит казаками войскового старшины В.А. Сысоева, другой опрокинут отрядом есаула А.П. Грекова, третий потерпел поражение от донцов генерал-майора А.К. Денисова на Трояновом валу. В итоге этих столкновений Хозреф-Мехмед-паша решил оставаться у Рассевата, так и не узнав и численности русских войск, и не имея представления об их местонахождении.

22 августа 1809 года сдался Гирсов. Это имело очень большое значение. Во-первых, устанавливалась прочная связь между корпусами русской армии. Во-вторых, у Гирсова возводился мост для более быстрой переброски войск. В-третьих, Гирсов был своеобразным «ключом» к обеспечению безопасности левого фланга Молдавской армии. Имея защищенный тыл и фланг, можно было готовиться к взятию Кистенджи, закрепиться в Черноводах и Корасане, надежно осаждая Измаил и Браилов, заставить их сдаться. Большего, в 1809 году, достичь уже было невозможно, т.к. близилась осенняя распутица и промозглая зима.

Рапорт П.И. Багратиона о взятии Гирсова был встречен в Санкт-Петербурге с радостью. Являвшийся тогда военным министром А.А. Аракчеев писал: « … Его императорское величество с особенным удовольствием получил донесение Ваше о занятии войсками нашими крепости Гирсово»[81]. Петр Иванович, в упомянутом рапорте, просил наградить генерал-лейтенанта М.И. Платова следующим чином, подчеркивая, что донской атаман, уже неоднократно делами доказывал свое право на это звание. Однако Александр I удостоил Матвея Ивановича орденом Святого Владимира I степени[82].

Награды за овладение Гирсовым получили и другие донские герои: войсковой старшина М.Г. Власов, сражавшийся в составе Атаманского полка, был отмечен монаршим благоволением; сотник 2й донской конно-артиллерийской роты И.И. Кирпичев – награжден золотой саблей с надписью «За храбрость»[83].

Последние дни августа были наполнены важными событиями: главные силы русской и турецкой армий действовали с целью остановить наступление друг друга. Великий визирь развивал активность в районе Журжи и Рущука, а так же в Сербии. П.И. Багратион, надеясь на стойкость войск генерал-майора И.И. Исаева и генерал-лейтенанта графа А.Ф. Ланжерона, продвигался к Троянову валу и Силистрии. В эти дни решалось, где развернутся последующие боевые действия – на левом (нашем) берегу Дуная или на правом (турецком).

Генерал-майор И.И. Исаев располагал 7ю батальонами пехоты, 2мя полками донских казаков (своим и А.М. Исаева), полком уральских казаков, 6ю орудиями полковника А.Ф. Лажа, 4мя орудиями донской конной артиллерии есаула П.Ф. Тацина, 4мя полками пандур. С этими войсками донской генерал должен был защищать Малую Валахию, т.е. линию по берегу Дуная протяженностью более 250 км[84].

Турки в Сербии взяли город Делиград и селение Бирза-Паланку, в опасности был Белград. Затем они переправились на левый берег Дуная и заняли селение Чернецы. Войска И.И. Исаева отбросили врага на правый берег. Малую Валахию удалось отстоять, но угроза вторжения в Большую Валахию только возрастала.

Большую Валахию оборонял корпус графа А.Ф. Ланжерона. Он состоял из 5 полков пехоты; Тираспольских драгун, Волынских улан; 6ти батарейных орудий, 3х донских казачьих полков (подполковника П.М. Грекова, войсковых старшин Ф.Н. Астахова и Ф.Ф. Мелентьева); 4х орудий донской конной артиллерии капитана Г.Н. Грекова[85]. Однако, более половины личного состава корпуса были больны, так же как и сам Александр Федорович.

23 – 24 августа казаки, захватив «языков», узнали, что противник переправил у Рущука около 30ти тысяч кавалеристов и янычар, кроме того, по 3 тысячи человек находилось в Туртукае (ниже по течению Дуная) и в Зимнице (выше по течению Дуная). А.Ф. Ланжерон мог им противопоставить лишь 6.323 человека (здоровых остальные были больны)[86].

Авангардом нашего корпуса командовал донской подполковник П.М. Греков. Он располагал казаками своего полка и полка Ф.Н. Астахова, Волынскими уланами, а также одним батальоном Ладожских мушкетер. 29 августа в 5 часов утра оставив, основные силы авангарда в урочище Бонясы, П.М. Греков с сотней казаков приблизился к селению Чатырджоглу, чтобы захватить «языка». Скрытно сделать это не удалось. Неприятель поднял тревогу. Превосходящие силы противника набросились на казаков. Отстреливаясь, сотня отходила в направлении селения Фрасина. Авангард вступил в бой. Перестрелка продолжалась более 4х часов. Четыре тысячи турок не смогли опрокинуть наш передовой отряд. Казаки П.М. Грекова и Ф.Н. Астахова атаковали вражеские фланги. Противник был вынужден бежать, преследуемый донцами, которые захватили знамя[87]. В 11ть часов утра около 10ти тысяч турок вновь атаковали наш авангард. Казаки и уланы заняли господствующие высоты у Фрасины. Противник трижды окружал отряд П.М. Грекова, но каждый раз был опрокинут казаками, уланами и Ладожскими мушкетерами. На помощь авангарду подоспели Нашебургские мушкетеры и Тверские драгуны, окружившие левый фланг неприятеля. Одновременный удар обратил врага в бегство. Казаки не давали опомниться османам и гнали их пять верст. Донцы захватили 2 знамени и 28 пленных. Общие потери турок составили около 900 человек, а русских 175 человек[88].

Победа была одержана лишь половиной личного состава, находившегося в строю. Бой у Фрасины заставил противника отказаться от наступления в районе Рущук – Журжа. Это спасло Валахию от вторжения турок. Граф А.Ф. Ланжерон был награжден орденом Святого Владимира II степени. Среди офицеров особо отличившихся при Фрасине он называет П.М. Грекова и Ф.Н. Астахова[89]. Довольно лестный отзыв А.Ф. Ланжерона, за оборону Малой Валахии, получил и И.И. Исаев[90].

Тем временем, все находившиеся на правом берегу Дуная войска П.И. Багратион разделил на три корпуса, поставив перед ними следующие задачи: 1й корпус М.А. Милорадовича, где среди прочих подразделений находились казачьи полки П.Д. Иловайского и Т.Д. Иловайского, был отправлен к селению Черноводы; 2й корпус Е.И. Маркова, с донским полком войскового старшины М.Д. Платова, получил приказ идти на город Кистенджи; 3й корпус М.И. Платова, с 9ю донскими полками (генерал-майоров А.К. Денисова, Н.В. Иловайского, Д.Е. Кутейникова; Атаманский подполковника С.Ф. Балабина, подполковников П.М. Гордеева, майора Ф.А. Барабанщикова; майора В.И. Ефремова; полковника О.В. Иловайского и войскового старшины В.А. Сысоева) и конной артиллерийской ротой полковника А.А. Карпова, направлялся к селению Карасу. Состав регулярных войск в этих корпусах довольно подробно приводят А.Ф. Ланжерон, А.И. Михайловский-Данилевский и другие, что же касается донских полков, то называется только их количество. Поэтому мы и посчитали нужным, уточнить какие именно полки в них находились[91].

В авангарде корпуса М.И. Платова шел генерал-майор А.К. Денисов. Его казаки встретили турецкий разъезд, разбили противника и взяли пленных. Захваченные османы сообщили о том, что Хозреф-Мегмед-паша находится со своим отрядом у селения Рассеват, прикрывая дорогу на Силистрию. Кроме того, он отправил большую партию войск к Кистенджи.

Узнав об этом, П.И. Багратион изменил первоначальный план – к Кистенджи пошел корпус М.И. Платова. Войска Е.И. Маркова и М.И. Платова должны были действовать совместно.

Во время похода авангарду А.К. Денисова удалось дважды разбить, выходившие из этой крепости, вражеские отряды. Андриан Карпович за умелые действия у Кистенджи был отмечен Милостивым рескриптом Александра I.

30 августа корпус М.И. Платова был у этой крепости, гарнизон которой насчитывал около 2х тысяч человек. Благодаря отличному взаимодействию наших пехоты, кавалерии и артиллерии войска противника были загнаны в укрепления. Русская артиллерия вела огонь с открытых позиций, что повлекло большие потери среди ее личного состава. В частности был убит генерал Резвой.

М.И. Платов повторил предложение сдать крепость. Комендант соглашался это сделать лишь при условии свободного выхода гарнизона. Турки ушли, а Кистенджи перешла в руки русских. За храбрость, проявленную в боях у ее стен, полковник Г.А. Луковкин и войсковой старшина М.Г. Власов были удостоены Высочайшего благоволения[92].

Оставив в Кистенджи русский гарнизон, П.И. Багратион с корпусом М.И. Платова направился к Черноводам. А.К. Денисов, возглавивший авангард теперь уже корпуса Е.И. Маркова, посылал казачьи разъезды к Базаржику, Мангалам и далее по Черноморскому побережью, Это создавало впечатление многочисленности русских сил и держало в напряжении гарнизоны турецких крепостей.

М.А. Милорадович хотел самостоятельно атаковать войска Хозреф-Мехмеда-паши у Рассевата. Но главнокомандующий запретил ему это сделать. Поэтому инициатива оказалась в руках противника. 30 августа около 2х тысяч турок напали на казаков П.Д. Иловайского и Т.Д. Иловайского, находившихся в авангарде корпуса М.А. Милорадовича. Оба полка нанесли противнику неожиданный и стремительный удар. Турки, имея численный перевес, долго сопротивлялись, но были опрокинуты. Враг, отступая, пытался несколько раз закрепиться. Однако донские казаки вновь и вновь громили неприятеля, и обратили его в бегство. Преследование продолжалось до вражеского лагеря у Рассевата. Турки понесли большие потери: убитыми – около 150 человек; 41 человек были взяты в плен, среди них два аги, один из которых приходился племянником Хозреф-Мехмед-паши, 4е байрактара и два булюк-баши. Казаки потеряли 13 человек[93]. В этом бою донцы вновь удачно применили тактику «вентеря». Граф А.Ф. Ланжерон сказал по этому поводу следующее: «Это был обыкновенный маневр казаков, с турками, всегда им удававшийся»[94]. Непосредственно руководил действиями казаков войсковой старшина В.Д. Иловайский.

1 сентября около 4х тысяч урок снова напали на полки братьев Иловайских. В.Д. Иловайский повторил «вентерь», который в очередной раз прекрасно сработал. Противник был разбит. За эти победы Василий Дмитриевич был награжден орденом Святого Георгия IV степени[95].

4 сентября в 3 часа ночи П.И. Багратион отправил войска на турецкий лагерь, находившийся у Рассевата. Противник располагал приблизительно 12ю тысячами человек и 14ю орудиями. Приблизительно столько же было и русских[96]. Петр Иванович рассчитывал скрытно подойти к Рассевату, окружить неприятельский лагерь и стремительным ударом с трех сторон разбить турок. Корпус М.А. Милорадовича вел атаку в центре, корпус М.И. Платова – на левом фланге, а пять донских полков под командованием генерал-майоров А.К. Денисова и Н.В. Иловайского – на правом фланге, отрезая Хозреф-Мехмед-пашу от Силистрии. Донцы шли в авангарде обоих корпусов. У Матвея Ивановича казаков вел генерал-майор граф П.А. Строганов, а у Михаила Андреевича – генерал-майор П.Д. Иловайский.

Казакам удалось выманить из укреплений вражескую кавалерию. Затем неотразимым ударом она была опрокинута и стала отступать. «На плечах» противника казаки ворвались в ретраншаменты, они оказались недостроенными с флангов, что облегчило их захват. Огонь пехоты и артиллерии сломил сопротивление неприятеля. Враг бежал, а казаки преследовали его на протяжении 30 верст. Ни одна попытка турок перестроиться и оказать сопротивление, не увенчалась успехом. Казаки каждый раз опрокидывали неприятеля и обращали в бегство.

В ретраншаментах донцы захватили 7 орудий. Затем М.И. Платов заметил несколько лодок с турками, пытавшихся уйти от преследования по реке, плывя против течения. Войсковой Атаман приказал командиру донской конно-артиллерийской роты полковнику А.А. Карпову открыть огонь по беглецам. Донские артиллеристы меткими выстрелами потопили 4е лодки, а остальные 6ть – вынуждены были причалить к левому берегу. Увидев это, казаки Атаманского и Т.Д. Иловайского полков переплыли на лошадях Дунай и уничтожили большую часть турок. Донцы вернулись, захватив 6ть лодок и 3и орудия.

На рассвете 5 сентября Т.Д. Иловайский с казаками подошел к укрепленному селению Кузгун, где остановились спасшиеся при Рассевате османы. После непродолжительного сопротивления они бежали, бросив 4е орудия и 13ть зарядных ящиков. Таким образом, Хозреф-Мехмед-паша потерял все свои 14 орудий, 30 знамен, убитыми более 4х тысяч человек, пленными 600 человек[97].

Наши потери составили 30 человек убитыми и 100 ранеными[98]. Но генерал-лейтенант граф А.Ф. Ланжерон приводит другие данные, которые показывают особую роль донских казаков в этом сражении: «… При Рассевате были потери лишь у казаков 7 казачьих офицеров, и 50 казаков, ранено 20 офицеров и 150 казаков. Пехота не имела никаких потерь и дала не более 100та ружейных залпов»[99].

Победу при Рассевате высоко оценили в Санкт-Петербурге. Главнокомандующий, князь П.И. Багратион был удостоен орденом Святого Андрея Первозванного и 50ю тысячами рублей. М.А. Милорадович был произведен в чин генерала от инфантерии, а М.И. Платов – в генералы от кавалерии[100]. Граф П.А. Строганов – награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость»[101]. Кавалерами ордена Святого Георгия III степени стали генерал-майоры П.Д. Иловайский и Д.Е. Кутейников[102]. Орденами Святого Георгия IV степени были удостоены майор Ф.А. Барабанщиков и войсковой старшина Т.Д. Иловайский[103]. Полковники О.В. Иловайский и ГА. Луковкин, подполковник С.Ф. Балабин, войсковые старшины В.Д. Иловайский и М.Г. Власов были награждены орденами Святой Анны II степени. Кроме того, Г.А. Луковкин, доставивший в Санкт-Петербург, захваченные в сражении у Рассевата 30ть вражеских знамен, был пожалован брильянтовым перстнем[104]. Войсковой старшина В.А. Сысоев стал кавалером ордена Святого Владимира IV степени[105]. Орденами Святой Анны IV степени были награждены: есаул П.Н. Авилов, хорунжие Д.И. Горбиков, Д.С. Долотин и С.А. Кутейников[106]. Сотник А.А. Карпов и войсковой старшина П.Я. Желтоножкин были удостоены золотыми саблями с надписью «За храбрость»[107]. Сотник И.И. Кирпичев отмечен Монаршим благоволением[108].Звание войскового старшины получил П.А. Киреев, в есаулы был произведен сотник А.А. Кутейников, а хорунжий Д.Г. Бедигов в сотники[109]. Урядник И.З. Кононов и казак М.И. Самсонов были награждены Знаками Отличия Военного Ордена[110].

Мы так подробно остановились на наградах донских казаков, потому что, увы, не часто на них «проливался» подобный дождь.

5 сентября М.И. Платов отправил генерал-майора П.Д. Иловайского с 3мя полками донских казаков в селение Руцдум. Здесь находилась сокровищница Пегливана. Обнаружили туда дорогу казаки, преследуя, разбитых у Рассевата турок. Имущества здесь оказалось меньше, чем предполагали, но и его захват нанес Пегливану большой «материальный и моральный ущерб»[111].

В это же время, корпус генерал-лейтенанта Е.И. Маркова продолжал вытеснять турок с побережья Черного моря. 5 сентября, шедший в авангарде этого корпуса, донской полковник Н.Г. Мельников стремительной атакой овладел крепостью Мангалы. Казаки захватили много пленных. Особенно отличился, служивший в полку майора Н.С. Сулина, казак Н.В. Лошманов, награжденный Знаком Отличия Военного Ордена[112].

Корпус Е.И. Маркова приблизился к г. Бехтеркиою, а казаков отправили в Базарджику и Варне, что вызвало в этих городах панику. После овладения селением Кайнарджи, что в 25 верстах от Силистрии, Евгений Иванович, направил Н.Г. Мельникова с двумя сотнями казаков и эскадроном гусар к крепости Коварна. Ее гарнизон насчитывал 200 человек пехоты и несколько сотен конницы. Донской полковник смело вступил в бой с гарнизоном Коварны и вытеснил его из крепости. Противник потерял около 60ти человек убитыми, 13 человек пленными. Много турок утонуло в море, когда в беспорядке садились на суда. Трофеями стали 5 орудий. Бойцы Н.Г. Мельникова освободили 3 тысячи болгар, угнанных османами в неволю. За личную храбрость и умелое руководство подчиненными полковник был награжден орденом Святого Георгия IV степени[113].

После победы под Рассеватом главнокомандующий с основными силами направился к Силистрии. 10 сентября он находился в 5 верстах от города и провел рекогносцировку. В этот день войсковой старшина В.Д. Иловайский, возглавив добровольцев (охотников) из полка Т.Д. Иловайского[114], переправился вплавь через один из «рукавов» Дуная, и несмотря на сильный огонь противника, захватил остров. Большинство турок было убито казаками, лишь немногие успели уплыть на лодках[115].

В связи с этим событием, историки часто приводят замечательную оценку, данную А.Ф. Ланжероном действиям казаков: «Этот удивительный подвиг казаков доказывает, какую пользу приносит войско единственной нации, обладающей им. В самом деле, какую же кавалерию можно было заставить переплыть, таким образом, широкую и быструю реку?»[116]

11 сентября казаки М.И. Платова вытеснили турок с возвышенности, из садов и виноградников у Силистрии. Отправленный им в помощь, 7й егерский полк подошел лишь к концу операции, когда основное сопротивление было сломлено и противник скрылся за укреплениями крепости.

Осада не могла быть плотной, т.к. рельеф и нехватка войск не позволяли контролировать все пространство вокруг Силистрии. Поэтому П.И. Багратион расположил войска в наиболее важных местах. Корпус генерала от инфантерии М.А. Милорадовича находился со стороны дороги на Гирсов, далее на возвышенностях расположилась пехота их корпуса генерала от кавалерии М.И. Платова. Здесь же находился штаб П.И. Багратиона. Самое опасное направление главнокомандующий доверил охранять казакам донского атамана. Они находились в селении Калипетри, в 5 верстах от Силистрии, по дороге на Разград. Матвей Иванович отправил разъезды казаков для контроля пространства до Туртукая, т.е. вдоль Дуная по дороге на Рущук. Таким образом, казаки стояли на всех дорогах и тропах, по которым могли подойти подкрепления к Силистрии.

Этот город был мощной крепостью. Комендант Илик-Оглу располагал 130 орудиями и 11ти тысячным гарнизоном[117]. П.И. Багратион зная, о знакомстве М.И. Платова с Илик-Оглу, попросил донского атамана написать письмо с предложением о сдаче крепости, на условии свободного выхода ее гарнизона с оружием. Комендант Силистрии стал тянуть время, надеясь на помощь великого визиря и верность своих войск.

12 сентября турки сделали вылазку, которая была отбита казаками Атаманского полка под руководством С.Ф. Балабина[118].

Тем временем, генерал-лейтенант А.П. Засс, сменивший А.Л. Воинова, на посту главнокомандующего корпусом, осаждал Измаил. Оборону крепости возглавлял опытный турецкий военачальник Мустафа-Челибей, располагавший мощной артиллерией и 4,5й тысячным гарнизоном. Турки совершали частые вылазки, которые отражались нашими войсками. Активную роль в боях у Измаила играли донские казачьи полки майоров И.А. Андриянова и Н.С. Сулина, войскового старшины Ф.А. Кутейникова[119].

Удачные действия корпуса А.П. Засса, известие о поражении войск Хозреф-Мехмед-паши у Рассевата, что означало гибель надежды на помощь, все это сломило волю защитников Измаила. Мустафа-Челибей сдал крепость 14 сентября 1809 года. Трофеями стали: 21 знамя, 221 орудие, 9 судов с 36ю орудиями, 5.551 пуд пороха, ядра и другие боеприпасы[120].

В своем рапорте Александру I, от 30 сентября 1809 года, П.И. Багратион отмечал, что: «… славная и сильная крепость Измаил пала почти без пролития крови». Дело в том, что с 22 августа по 13 сентября 1809 года корпус А.П. Засса потерял убитыми 7 человек и ранеными 47 человек[121]. Так был взят Измаил русскими войсками во второй раз, после штурма А.В. Суворова в 1790 году.

Удача сопутствовала русским войскам и в Малой Валахии. 6 сентября около 700 турок из крепостей Кладово и Орсово совершили рейд в уезд Тиргожи, основательно его разорив. Генерал-майор И.И. Исаев отправил туда один батальон Сибирских гренадер, несколько сотен пандуров, донских и уральских казаков. Наш отряд разбил противника, уничтожив около 100 солдат и офицеров противника[122].

Очень важными оказались сведения, добытые донским полковником П.М. Грековым. 14 сентября он сообщил А.Д. Ланжерону о том, что главные силы великого визиря покинули лагерь возле Журжи. Это означало, что они перебрасываются к Силистрии. Таким образом, П.И. Багратиону удалось снять опасность вторжения турок в Большую Валахию и главные события теперь должны были развернуться на правом берегу Дуная у Силистрии.

Здесь вновь отличилась группа донских казаков – охотников (добровольцев). Ночью на лодках они бесшумно прошли мимо крепости и высадились выше нее, по течению Дуная. Благодаря их действиям, в этом районе, доставка в Силистрию из Рущука всего необходимого была прекращена[123].

Русская артиллерия усилила обстрел крепости, который причинял большие разрушения. Турки ответили вылазкой. 18 сентября около одной тысячи вражеских всадников вышли из Силистрии и двинулись по Туртукайской дороге. Донские казаки были начеку. Граф П.А. Строганов приказал полкам: генерал-майора Д.Е. Кутейникова, полковника О.В. Иловайского, подполковника В.И. Ефремова и Атаманскому С.Ф. Балабина – атаковать неприятеля. Казаки опрокинули противника и преследовали до стен крепости. Турки потеряли около 50 человек[124]. М.П. Астапенко считает потери турок более высокими: 70 янычар убитыми и 5 пленными[125]. В финале этого боя неприятель получил подкрепление из крепости и казаки отступили. Противник не стал их преследовать, видимо опасаясь засады и вернулся в Силистрию.

П.И. Багратион стягивал силы к Силистрии. 20 сентября к нему присоединился корпус Е.И. Маркова. А место войск Евгения Ивановича на Трояновом валу заняли бойцы А.П. Засса, пришедшие из Измаила. М.А. Милорадович был отправлен в Большую Валахию на место графа А.Ф. Ланжерона, а тот в свою очередь возглавил корпус Михаила Андреевича.

Великий визирь Юсуф-паша, имея около 50 тысяч человек, что почти втрое превышало силы П.И. Багратиона (на правом берегу), не осмеливался на решительные действия. Он следовал советам Наполеона – избегать сражений и тянуть войну. Турки ограничивались лишь ударами по отдельным частям русской армии, При этом обязательным условием был их численный перевес.

23 сентября Пегливан-паша и Махмуд-Тиран с 3.700ми всадниками направились к лагерю М.И. Платова у селения Калипетри, чтобы провести рекогносцировку. Передовые казачьи посты своевременно сообщили о появлении противника. М.И. Платов вывел навстречу туркам свои войска. В авангарде шли казачьи полки: генерал-майоров Д.Е. Кутейникова, А.К. Денисова, Н.В. Иловайского, Атаманский подполковника С.Ф. Балабина, подполковника В.И. Ефремова и майора Ф.А. Барабанщикова[126]. Во второй линии наступали Чугуевские уланы и Дерптские драгуны под командованием генерал-майоров Г.И. Лисаневича и графа П.П. Палена. В третьей линии шли 4 батальона егерей генерал-майора князя В.С. Трубецкого. Рота донской конной артиллерии полковника А.А. Карпова двигалась позади кавалерии[127].

Донской атаман сблизился с противником и атаковал его казачьими полками при поддержке улан и драгун. Неприятель не выдержал удара и бежал три версты. Здесь Пегливану удалось остановить своих беглецов и закрепиться с ними на возвышенности, кроме того, турки получили подкрепление из Туртукая. Отсюда видимо и разночтения в подсчете численности турецкого корпуса от 3х тысяч до 5ти тысяч человек[128].

Но М.И. Платов возобновил атаку, в которой казачьи полки Д.Е. Кутейникова и В.И. Ефремова нанесли удар во фланг и тыл турок. К этому времени В.И. Ефремов был уже убит. Остальные казачьи полки совместно с уланами и драгунами громили противника с фронта. Турки вновь были опрокинуты и бежали. Русская пехота просто не успела принять участие в бою. Казаки и регулярная кавалерия преследовали врага на протяжении 15 верст. Только убитыми враг потерял около 1й тысячи человек. В плен сдались 108 человек, из них 38 офицеров, в том числе двух – бунчужный паша Махмуд-Тиран, получивший ранение. Русские потеряли убитыми более 50 человек и среди них подполковника В.И. Ефремова, которого А.Ф. Ланжерон называет: «… умным и храбрым человеком»[129].

При описании боя у Калипетри 23 сентября 1809 года граф А.Ф. Ланжерон упоминает Исаева[130], который с двумя казачьими полками ударил во фланг турецкого корпуса. Это труднообъяснимо, поскольку в формулярных списках Исаевых за 1809 год нет сведений об их участии в этом бою. И.И. Исаев возглавлял отряд в Малой Валахии, его сын Аркадий Иванович (полковник) умер в 1807 году, другой сын майор Александр Иванович находился с отцом. Полковник И.И. Исаев воевал со шведами, а затем проходил службу в Финляндии. Таким образом, ни один из Исаевых, способных руководить полками, не участвовал в бою 23 сентября. А командовал фланговым ударом генерал-майор Д.Е. Кутейников[131].

П.И. Багратион поставил победу при Калипетри в один ряд с Рассеватом и Измаилом[132]. Казаки получили заслуженные награды: ордена Святого Владимира IV степени – подполковник С.Ф. Балабин и сотник А.А. Кутейников[133]; в подполковники были произведены Ф.А. Барабанщиков и М.Г. Власов; Монаршего благоволения – удостоены есаул М.В. Пантелеев, сотники И.К. Греков, П.Д. Ржев и М.Ф. Поброднов, хорунжий С.М. Власов[134]; Знаком Отличия Военного Ордена были награждены урядники А.И. Егоров, И.З. Кононов и казак Е.А. Текутов[135]; особенно отличились урядники М.И. Колобродов и П.В. Семенцов[136]. Граф П.А. Строганов, сражавшийся в составе казачьих полков М.И. Платова, был награжден орденом Святой Анны I степени[137].

24 сентября комендант Силистрии Илик-Оглу, не зная о поражении, турок накануне, отправил для установления связи с Пегливаном 2 тысячи кавалеристов. Они столкнулись с казачьими пикетами у Силистрии. Войсковой атаман приказал генерал-майору Н.В. Иловайскому, полковнику Н.Г. Мельникову, подполковнику С.Ф. Балабину, войсковому старшине Т.Д. Иловайскому атаковать противника. Донские казаки опрокинули неприятеля и гнали до самых стен крепости. Турки потеряли убитыми свыше 20ти человек и несколько пленными[138].

Удачные действия казаков М.И. Платова приостановили активность турок. Главнокомандующий подтягивал корпуса. Генерал-лейтенант А.П. Засс занял позицию между селением Бехтеркиой и городом Базарджик. Генерал-лейтенант граф С.М. Каменский расположился между крепостями Кистенджи и Мангалия, на побережье Черного Моря и посылал разъезды казаков к городу Варне. П.И. Багратион своими маневрами вынуждал Юсуф-пашу вступить в решительное сражение или потерять Силистрию и Базарджик. Петр Иванович считал это удачным итогом кампании 1809 г., после чего можно было отправлять войска на Зимние квартиры на левый берег Дуная. Но Александр I был против такого завершения, во второй половине 1809 г. ему нужен был полный разгром Турции, т.к. Франко-Австрийская война завершилась и любая из этих стран могла прийти на помощь Османской империи.

Пока дипломаты раскладывали свой «пасьянс», казаки делали свою работу. Подполковник В.А. Сысоев провел глубокий рейд до Базарджика, чем вызвал большое смятение в городе, но что важнее – ввел противника в заблуждение относительно численности русской армии, способной контролировать пространство от Сербии до Черного моря. Но при этом у русских войск было намного меньше, чем у турок.

26 сентября отличились есаулы И.М. Извалов (полк майора И.И. Андрианова) и П.К. Синеоков (полк полковника Н.Г. Мельникова), которые во время разведки к городу Варна, атаковали турецких фуражиров численностью до 400т человек. Преодолев сопротивление врага, казаки обратили его в бегство, уничтожив более 50 человек, взяв в плен 20 человек и захватив 60 пар волов[139].

Положение наших войск под Силистрией было очень тяжелым. 18ть тысяч И.П. Багратиона осаждали 11ти тысячный гарнизон и должны были отразить удар 50ти тысячной армии великого визиря. Но Юсуф-паша медлил, поскольку не знал настоящей численности русской армии, наступавшей на многих направлениях. Однако, появление осадной артиллерии русских у Силистрии, заставило его действовать. 7 октября сераскир Пегливан с 18ю тысячами человек и 18ю орудиями стал лагерем у деревни Татарица. К нему должен был подойти трехбунчужный паша Мехмед-Алепский с 5ю тысячами воинов. А в Рущуке ждали своего часа остальные войска великого визиря[140].

9 октября казаки из корпуса М.И. Платова вступили в боевые столкновения с конницей Пегливана. Противник старался действовать внезапно, а получая отпор, возвращался в свой лагерь. Гарнизон Силистрии пытался установить связь с деблокирующим корпусом Пегливана. Для этого из крепости вышел многочисленный отряд. Против него Матвей Иванович направил бригаду донских казаков под командованием генерал-майора Д.Е. Кутейникова, в составе полков: генерал-майора Н.В. Иловайского, полковника Н.Г. Мельникова, подполковника О.В. Иловайского. Казаки опрокинули неприятеля и загнали его в крепость, уничтожив около 30 человек[141].

Войска Пегливна оставили попытки атаковать боевое охранение русских войск. Используя это обстоятельство, П.И. Багратион осмотрел укрепленный лагерь противника и принял решение атаковать его 10 октября. У Силистрии был оставлен генерал-лейтенант граф А.Ф. Ланжерон с 7 тысячами человек. Для боя с Пеливаном главнокомандующий взял 11 тысяч человек[142].

В 4 часа утра наши войска пошли в атаку. В авангарде находились донские казачьи полки: на правом фланге под командованием генерал-майора П.Д. Иловайского полк его имени и полки войсковых старшин Т.Д. Иловайского и В.Д. Иловайского; на левом фланге под командованием генерал-майоров Д.Е. Кутейникова и Н.В. Иловайского – их полки, полки полковника Н.Г. Мельникова и подполковника О.В. Иловайского; в центре под командованием генерал-майора графа П.А. Строганова – Атаманский полк подполковника С.Ф. Балабина, полки подполковников Ф.А. Барабанщикова и В.А. Сысоева. За казаками шла пехота, построенная в каре, а в третьей линии регулярная кавалерия. Наши войска сопровождали 60т орудий, среди которых 12 пушек донской конной артиллерии Генерал-майора А.А. Карпова (в 1809 году, кроме генеральского звания он был удостоен золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Святого Владимира III степени). Сначала бой вспыхнул в центре вражеской позиции. Атаманский полк, полки В.А. Сысоева, Ф.А. Барабанщикова, каре пехоты Воронежских и Архангелогородских мушкетер под командованием генерал-майора А.Н. Бахметьева, попали под ураганный огонь средней турецкой батареи и ружейную пальбу янычар. Подполковник С.Ф. Балабин повел казаков с Белорусскими гусарами генерал-майора П.С. Ланского на неприятельскую батарею. В разгоревшемся бою были уничтожены около 600 пехотинцев противника, захвачены 6ть знамен и зарядные ящики. К сожалению орудия турки успели увезти[143]. Но укрепления батареи были взяты. Здесь установили наши орудия, открывшие огонь по ретраншаментам врага.

На правом фланге казачьи полки П.Д. Иловайского, Т.Д. Иловайского и В.Д. Иловайского с каре Московского и Малороссийского гренадерских полков под командованием генерал-майоров принца Карла Мекленбург-Шверинского и М.И. Палагейки и части гусар, были встречены турками перед укреплениями. Наши войска сначала опрокинули врага, но он получил подкрепление и переломил ход боя: «… турки на плечах гусар влетели в ряды русских, чем вызвали переполох»[144]. Развивая успех, противник перешел в атаку в центре, в результате чего вернул себе центральную батарею. Но торжество османов было недолгим. Казаки под руководством М.И. Платова, регулярная кавалерия и пехота вновь вытеснили противника и он бежал в соседние ретраншаменты преследуемый донцами С.Ф. Балабина, В.А. Сысоева и Ф.А. Барабанщикова.

На правом фланге наши войска тоже устояли. П.И. Багратион лично возглавил контратаку, чем поддержал, отбивавших натиск турок братьев Иловайских и гренадерские полки. Опрокинув неприятеля, казаки и Северские драгуны загнали врага в ретраншамент[145].

В итоге наш правый фланг выравнялся с центром и продолжил бой. Так прошли первые два часа Татарицкого сражения. Затем, основные события развернулись на нашем левом фланге. Здесь донские казачьи полки Д.Е. Кутейникова, Н.В. Иловайского, О.В. Иловайского, Н.Г. Мельникова, при поддержке 6ти донских орудий, каре 7го и 14го Егерских полков, сбросили вражескую пехоту с возвышенности и заняли правый редут противника[146]. Турецкая кавалерия попыталась вернуть это укрепление. Во время, разгоревшегося боя, Н.Г. Мельников со своим полком обошел османов и нанес им удар с фланга. Чтобы развить успех, к нему были направлены 10 эскадронов Стародубовских и Дерптских драгун под командованием генерал-майора П.П. Палена. Но в этот момент и турки получили подкрепление – корпус албанцев, под руководством сына Янинского паши Мухтара. Численный перевес противника еще больше возрос. Неприятель внезапно обрушился на драгун графа П.П. Палена и егерей генерал-майора князя В.С. Трубецкого. Драгуны и пехота не смогли сдержать натиск врага, который окружил егерей, оттеснил драгун и изрубил казаков-артиллеристов, захватив два орудия. Более часа егеря бились в окружении, поддерживаемые огнем 4х донских орудий. Казаки и драгуны перестроились и перешли в контратаку, при этом отбили захваченные турками орудия. Противник стал отступать, хотя и возобновлял свои атаки. Н.Г. Мельников «… много раз обращал в бегство кавалерию положив на месте за сто человек и взял в плен 16ть …»[147]. Турки укрылись в оставшихся ретраншементах и не желали возобновлять открытый бой. На флангах и в центре шла ожесточенная перестрелка. П.И. Багратион понимая, что численный перевес врага делает штурм укреплений самоубийственным, приказал в 1700 прекратить бой.

В течение 11ти часов сражения русская армия потеряла убитыми и ранеными около 600 человек, а турки свыше 1й тысячи человек и 200 человек пленными. Трофеями русских стали 16 вражеских знамен[148].

Заслуги донцов в этом сражении были весьма заметными: казаки полка Д.Е. Кутейникова взяли в плен 150 человек турок, Н.Г. Мельникова – 16 человек, т.е. 166 человек из 200 – сдавшихся, кроме того, казаки захватили 9ть знамен из 16ти [149]. А вот награды были скромными, может быть, потому что итог сражения трудно назвать победным. Но вины донцов в том небыло. Тем не менее, П.Д. Иловайский, представленный в генерал-лейтенанты, получил лишь Монаршее благоволение; сотники А.С. Попов и П.Е. Черевков (из полка Н.Г. Мельникова) были награждены орденами Святой Анны III степени[150].

Во время Татарицкого сражения гарнизон Силистрии совершил вылазку. Трех тысячный отряд собирался нанести удар в тыл русской армии. Их встретил М.И. Платов с казаками и Чугуевскими уланами генерал-майора Г.И. Лисаневича. Казаки и уланы задержали силистрийцев[151]. Затем подошли Петербургские драгуны и батальон Фанагорийских гренадер и егеря. В два часа дня турецкий отряд получил подкрепление. Бой стал очень ожесточенным. Его исход решило своевременное прибытие 3х батальонов пехоты и 6ти орудий графа А.Ф. Ланжерона. Не добившись успеха, турки вернулись в крепость.

В последующие дни князь П.И. Багратион тщетно ждал вражеской атаки. Турки только укрепляли оставшиеся ретраншементы, отказавшись даже от вылазок. К Пегливану постоянно прибывали подкрепления, а 15 октября приехал и сам великий визирь. Теперь у турок в Татарицком лагере насчитывалось свыше 40ка тысяч человек, в Силистрии – более 11 тысяч и все это против 16 тысяч русских. Осаду с Силистрии пришлось снять и отступить к Гирсову. Отход армии надежно прикрывали казаки М.И. Платова. Но Юсуф-паша не атаковал русских. Отряды донских казаков старались выманить противника, увлечь за собой и привести под удар основных сил. Это было особенно тяжело в условиях бескормицы и размытых непогодой дорог.

30 октября генерал-лейтенант А.П. Засс выслал 3и отряда казаков в сторону Базарджика и Кучук-Кайнарджи. В этих партиях находились казаки из полков генерал-майора Н.В. Иловайского, подполковника П.М. Грекова, майоров И.И. Андриянова и Н.С. Сулина. Каждый из отрядов столкнулся с противником. Бои носили ожесточенный характер: турки и казаки потеряли по 50 человек[152].

Во время следующего похода на Базарджик под руководством графа П.А. Строганова, участвовали казаки из полков: П.М. Грекова, И.И. Андрианова, Н.С. Сулина; Чугуевские уланы, Петербургские драгуны, батальон егерей. А.Ф. Ланжерон пишет о том, что жаждущий славы П.М. Греков, оторвался от основных сил отряда и был разбит конницей Базарджикского гарнизона. Казаки оказались один на один с более многочисленной турецкой конницей и понесли большие потери – около 100 человек. Бой длился до тех пор, пока противник не увидел приближение основного отряда П.А. Строганова. После этого неприятель скрылся в крепости[153].

Турки продолжали следовать тактике отказа от крупных сражений и всемерно оборонялись в укрепленных местах, нанося от туда неожиданные удары по небольшим отрядам русских войск[154].

В этой сложной обстановке корпусу генерал-лейтенанта П.К. Эссена удалось взять крепость Браилов. В этом городе находились 5ти тысячный гарнизон. П.К. Эссен располагал 7,5 тысячами человек[155]. Судя по формулярным спискам, здесь находились казачьи полки: полковника С.Г. Чернозубова и войскового старшины М.А. Власова[156].

Решающие события у Браилова развернулись в ноябре 1809 г. Активно велись инженерные работы и усилился обстрел крепости. Турки отвечали вылазками, которые отбивались казаками. 13 ноября к П.К. Эссену прибыла осадная артиллерия. Узнав об этом, комендант Браилова отправил к русским парламентеров, с предложением обсудить условия сдачи крепости. 21 ноября Браилов перешел к русским, а гарнизон отправился в Турцию. Нашими трофеями стали 25 медных пушек, 87 знамен, 1300 бочек с порохом, 1.700 ящиков с патронами, 200 тысяч пуль и более 40 тысяч бомб[157].

Тем временем, П.И. Багратион убеждал Александра I в необходимости отвести войска на левый берег Дуная. Император был против, т.к. это подтвердило бы слухи, распускаемые турками и французами, о поражении русских при Татарице. И только сведения добытые казаками М.И. Платова, о том что великий визирь отступил в Шумлу, а значит отказался от активных действий, немного изменили настроение Александра I. 24 декабря он разрешил переправить основные силы на левый берег, оставив на правом корпус генерал-лейтенанта графа С.М. Каменского с 5ю полками казаков: генерал-майоров А.К. Денисова и Д.Е. Кутейникова, майоров И.И. Андриянова, Н.С. Сулина и 2й Уральский полк. Награжденный орденом святого Андрея Первозванного, Багратион в марте 1810 г. был сменен на посту главнокомандующего генералом Н.М. Каменским.

В августе 1811 г. Петр Иванович назначен командующим Подольской армией, расположенной от Белостока до австрийской границы и переименованной в марте 1812 г. во 2-ю Западную армию. Предвидя столкновение России с Наполеоном, он представил Александру I свой план будущей войны, построенный на идее наступления. Но император отдал предпочтение плану военного министра Барклая-де-Толли, и Отечественная война началась отступлением 1-й и 2-й Западных армий и их движением на соединение. Наполеон направил главный удар своих войск на 2-ю Западную армию Багратиона с целью отрезать ее от 1-й Западной армии Барклая-де-Толли и уничтожить. Багратиону пришлось двигаться с большим трудом, прокладывая себе путь боями у Мира, Романовки, Салтановки. Оторвавшись от войск французского маршала Даву, он переправился через Днепр и 22 июля наконец соединился с 1-й армией под Смоленском.

Воспитанному в суворовском наступательном духе Багратиону в период отступления было морально очень тяжело. «Стыдно носить мундир, - писал он начальнику штаба 1-й армии А.Ермолову. - ...Я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр - искать и бить!» Он возмущался М.Б. Барклаем-де-Толли: «Я никак вместе с военным министром не могу. …И вся главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого». Под Смоленском Багратион предлагал дать Наполеону генеральное сражение, но отступление продолжилось.

26 августа 1-я и 2-я армии под руководством Кутузова, ставшего главнокомандующим, вступили в битву с французами под Бородино. Этот день оказался роковым в славной жизни Багратиона. Его войска располагались на левом фланге, у деревни Семеновской с построенными впереди нее тремя земляными укреплениями – «Багратионовыми флешами». Левый фланг оказался жарким. 6 часов у Семеновской шел ожесточенный, яростный бой, проходивший с переменным успехом. Французы дважды овладевали Багратионовыми флешами, и дважды были выбиты оттуда. 12 часов дня во время очередной атаки противника князь П.И. Багратион поднял свои войска в контратаку, и в этот момент он был тяжело ранен: осколок гранаты раздробил ему берцовую кость.

Полководец, снятый с коня, еще продолжал руководить своими войсками, но после потери сознания он был вынесен с поля сражения. «В мгновенье пронесся слух о его смерти, - вспоминал А.П. Ермолов, - и войско невозможно удержать от замешательства». Оно было кратковременным, повлекло за собой оставление флешей, но затем русскими воинами, потерявшими своего любимого командира, овладела ярость. Сражение разгорелось с новой силой.

По свидетельству очевидцев, благородный князь П.И. Багратион, когда его несли в тыл, просил передать М.Б. Барклаю-де-Толли «спасибо» и «виноват»: «спасибо» - за стойкость соседней 1-й армии в сражении, «виноват» - за все, что раньше Багратион говорил о военном министре.

Полководец был перевезен в имение его друга, князя Б. Голицына, с. Симы Владимирской губернии. От него долго скрывали печальную весть о сдаче Москвы. Когда один из гостей проговорился об этом, состояние Багратиона резко ухудшилось. После мучительной, но безуспешной борьбы с гангреной Петр Иванович умер 12 сентября 1812 г.

Смерть П.И. Багратиона оплакивала вся Россия. Спустя 27 лет, в 1839 г., его прах был перевезен на Бородинское поле и предан той земле, на которой он защищал честь Родины.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Методические указания для самостоятельной работы. Внутренняя и внешняя политика России накануне войны

Воскобойников с г.. отечественная война года и е герои..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

С Наполеоном I
В начале XIX в. Россия представляла собой многонациональное и многоконфессиональное государство, включавшее в себя территории Восточной Европы, Северной Азии и Аляски, на которых проживали около 38

Причины Отечественной войны 1812 г
Соглашение России и Франции, заключенное в Тильзите в 1807 г., носило временный характер. Континентальная блокада Великобритании, к которой была вынуждена присоединиться Россия в соответствии с усл

Ход военных действий (отступление русской армии)
Армия Наполеона, которую сам он называл «Великой армией», насчитывала свыше 600 000 человек и 1420 орудий. Помимо французов в нее входили национальные корпуса европейских стран, покоренных Наполеон

Бородинское сражение
Между тем обстановка в армии уже была накалена до предела. П.И. Багратион обвинял М.Б. Барклая-де-Толли в бездеятельности и предательстве; его мнение разделяли большинство генералов, офицеров и сол

Партизанское движение
Нашествие захватчиков и героические действия русской армии всколыхнули широчайшие народные массы России, вызвали небывалую энергию народа, пробудили, как сказал В.Г.Белинский, «народное сознание и

Контрнаступление русской армии
  По решению военного совета в Филях русская армия оставила Москву и совершила фланговый марш-маневр, перейдя у Боровского перевоза с Рязанской дороги на Старую Калужскую. Несколько к

Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский
Михаил Илларионович родился в 1745 г. (по другим данным в 1747 г.) в с

Михаил Богданович Барклай-де-Толли
Михаил Богданович Барклай-де-Толли происходил из старинного рода шотла

Иван Федорович Паскевич-Ереванский
И.Ф. Паскевич родился 8 мая 1782 г. в г. Полтаве. Пре

Иван Иванович Дибич-Забалканский
Иоганн Карл Фридрих Антон (Иван Иванович) Дибич родил

Леонтий Леонтьевич Беннигсен
Л.Л. Беннигсен родился в 1745 г. в семье барона Левин

Матвей Иванович Платов
Матвей Иванович Платов родился 8 августа 1753 г. в ст

Михаил Андреевич Милорадович
М.А. Милорадович родился 1 октября 1770 г. Был представителем древнего

Александр Александрович Бибиков
А.А. Бибиков родился 7 января 1765 г. в Дрездене в се

Винцингероде Фердинанд Федорович
Ф.Ф. Винцингероде родился 15 Февраля 1770 г. в Алленд

Генерал от кавалерии граф Василий Васильевич Орлов-Денисов
В.В Орлов-Денисов родился 8 сентября 1775 г. Его отец

Итоги и последствия Отечественной войны 1812 года
  Столь грандиозная победа имела и грандиозные последствия для России в международном плане - она положила начало освобождению народов Центральной и Западной Европы. С одной стороны,

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги